Нэзуми и Сентр

Majisuka Gakuen 1

Majisuka Gakuen 2

Majisuka Gakuen 3

Majisuka Gakuen 4

Majisuka Gakuen 5

Majisuka Gakuen

-Если бы ты знала меня – так не говорила, если бы узнала кто я и что раньше творила – прокляла бы и держалась подальше. Боялась бы если бы узнал что я могу совершить, и как легко мне это сделать. Ты презираешь Сибую и думаешь я тоже? Она мой враг, я смотрела на неё как на врага, но если бы ты узнала кто она и что творит именно сейчас ты встала бы на колени и начала на неё молиться. Я вас знаю люди, вы любите таких как она но не ненавидите таких как я. У меня нет друзей и быть не может, лишь одни враги. На носу, — Незуми провела по носу Сентер пальцем испачканным кровью, — усекла? Давай я запишу ответ на твоем животике своей кровью.

Сняв капли с лица Незуми задрала одежду Сентер и написала на её живое короткое «Нет», пришлось макать четыре раза в кровь.

-Четыре. Это смерть. Четыре значит смерть, поняла? Еще раз скажешь что любишь меня – синяками не отделаешься.

-Почему ты такая жестокая. Не одна лишь ты через многое прошла…

***

-Она очищает этот мир от греха, берет на себя грехи людей.

-Убивая их?

-Причиняя им то что люди считают злом. Она жестокий ветхозаветный ангел который спустился с небес чтобы испепелить города и убить в них все живое. Вы ненавидите таких как она потому что должны, она заберет всю вашу карму, вы слишком хорошо и счастливо живете для тех кто творил грехи в прошлых жизнях, в конце концов законы кармы выдумали люди а не те кто создал людей, и люди же породили таких как она. Чтобы иметь возможность не повторять ошибки прошлого. Она глоток свежего воздуха, вот кто она. Просто чистый кислород для цивилизации, и ничего больше. Не нужно думать о мусорщиках слишком уж возвышенно, мусорщики они мусорщики а вы и ваши дети – то самый мусор, вас уберут, так надо. Только «Иисус сын Божий» мог взять на себя грехи людей так просто мученически умерев в ненависти к нему всеобщей, спустившись в ад – вывести оттуда души грешников так легко, увы, до него и после него это сопровождается потоками вашей крови. Смиритесь, или пытайтесь таким как она сопротивляться, на самом деле это все равно для мира, но ведь не для вас, да? Вы же не умрете не подравшись? Это обещает быть занимательным.

***

-Возьмешь меня?

-У меня уже есть пассажир. – Эманон обернулась и взглянула на розоволосую девочку в костюме механика. – Так что прости.

-Полетим втроем. – Не уступала Незуми. – Мне все равно тут больше делать нечего, скоро война, сдался мне этот глупый мир. Жаль консоли, но их все равно нормальные уже не делают.

Эманон показала на самолет.

-Он двухместный.

-А тут недалеко авиашоу, есть все пташки второй мировой и кое-что более позднее, там такой вот. – Нэзуми развернула плакат и придерживая его подбородком стал рассказывать. – Американский, военный, дальность полёта четыре с половиной тысячи миль. Можно забить до отказа канистрами с топливом и с одной дозаправкой совершить кругосветку. Смотри какой красивый, сделан по типу «летающая лодка». Может взлетать с воды и садиться на воду даже в шторм, полностью герметичен, непотопляем, хрен перевернется. Не то что твой поплавковый, я в такой еще с начала девяностых влюблена, тогда жила в одной русской младшекласснице, у нас в общежитие по вечерам «Чудеса на виражах» крутили, я смотрела, все про ту свою жизнь забыла, имена, лица, все-все-все, а этот сериал помню. Классный же, ну согласись хоть в чем-то со мной. Можно угнать. И втроем полетим искать твой Остров пока еще не началась война и все стало совсем уж серо, сбежим из этого скучного мира, идет?

***

-Привет. – Сказала она однокласснице. – Это я, Нэзуми. Круто в ту ночь повеселились, да? Я кажется тебя тогда от огня спасла, ты рада что жива?

На неё опять странно, со злостью смотрели далекие чужие люди.

-Ладно, забей я пошутила. – Грустно ответила она и поправив обесцвеченные волосы под серым капюшоном пошла прочь.

-Таким не шутят. – Выдавила одноклассница имя которой Нэзуми старательно забыла. Она научилась забывать, это первое умение которое нужно такой как она. Первое и единственное для выживания таких как она в мирах похожих на этот.

Нэзуми показала средний палец не оборачиваясь.

-Да пошла ты. – Беззлобно выплюнула она смотря на солнечные блики в лужах. Замечательный мир.

И получила по темечку. Обернулась, рассматривая нового врага.

-Я за тебя даже опыта не получу, убиться об меня хочешь? – Спросила Нэзуми и подпрыгнув врезала высокой девушке головой в переносицу, потом в пах коленом и вывернув руку уселась сверху.

Победила, но убивать опять не стала. Она давно уже никого всерьез не убивала, лишь случайно. Это как стелспрохождение до боли знакомой игрушки полной однотипно страдающих ерундой персонажей. Но каждый раз находишь что-то новое, чего не замечала раньше.

И зачем ей убивать эту девочку которую она даже не помнит как зовут, которую сама пригласила в свою команду года назад чтобы вместе драться за их общую свободу, которую несколько дней назад от огня спасла сама в нем погибнув. Или спасала не она? Спасала та в которой Нэзуми тогда жила. Как же её имя…

Забыла, по привычке забыла, и правильно – незачем помнить ерунду, попав в новое тело нужно сразу перекрыть канал сказав себе НЕТ, мне это больше не нужно. А то потом неделями каждый сон во сне и каждый сон наяву будет все это в тебя подгружаться. Человеческое «я» весит не много, если говорить о количестве информации, все остальное что есть у людей в головах – мусор, от которого жалко избавиться. А если посмотреть затертые имена файлов – то можно найти каждый божий день, часовые сидения на уроках, скуку, скуку, не удивительно что они сами не понимают от чего сходят с ума, ведь они думают что все это забыли, а оно с ними, люди помнят все, каждую минуту своей длинной бессмысленной жизни, это кошмар какой-то – под гипнозом они расскажут что ели на завтрак в восьмого сентября сорок лет назад. Нэзуми не нужен гипноз, чтобы это узнать. Нэзуми не нужно жить в одном теле больше пяти-шести лет. Нэзуми не нужно ничего, ни помнить, ни знать, она сама себе не нужна, и никому конечно…

Когда она уходила девочка смотрела вслед. Тоже – беззлобно. Даже как-то недоумевающе, скривившись от боли и вытирая сочащуюся из носа кровь.

Нэзуми повернулась.

-Я говорю – пошутила, забудь. Глупая шутка.

-Ненавижу. – Сказала ей прежняя одноклассница, имени которой Нэзуми забыла. Она забыла их все, все их имена, в ту ночь когда умерла. Даже имя Сентр, лишь кличку. Ей почему-то оставила в памяти. Зачем?

Нэзуми ушла ничем не ответив на маленькую ненависть. Этот мир переполнен ненавистью большой. Нэзуми играла. Она раскинула руки и принялась скакать, воображаемые салочки по настоящим лужам.

Очередное слабое тело. Нэзуми быстро устала. Она вздохнула и посмотрела на облака, закрыв от солнца рукой глаза, она дышала и не могла надышаться. Нэзуми снова было тринадцать лет.

Мышь Эйнштейна бежала от кота Шредингера по тёмным переулкам знакомой судьбы, временами – она смотрела на небо, на звезды и меняла своим взглядом бесконечную вселенную полную больших и сложных существ. Маленькая мышь по имени Нэзуми.

Или без имени, учитывая что на языке в этой стране людей живущих Нэзуми означает маленькую мышь.

-Я могу отказаться от всего, прямо сейчас. И все забыть. Навсегда. Нет у меня ничего ценного в памяти о чем хотелось бы помнить. Все, до конца. Даже имени не нужно, оно придет само, найдет меня, как и память от которой я столько миров бежала. Попробуем?

Нэзуми закрыла глаза и приготовилась наконец забыть о Сентр и их клятве. Ведь все было подорожку, Нэзуми не обещала ни дружбы ни тем более любви, она просто дрались вместе, в полном окружении, спина к спине. И Нэзуми никому не нужна. Если сейчас она придет к Сентр та либо рассмеется либо попытается её убить. Ведь Сентр любила не Нэзуми, она признавалась в любви смотря на губы, на глаза, теперь у Нэзуми другие губы и иные глаза. Смысл убеждать кого-то в том что она это она если той мифической людской «любви» это не вернет. Нэзуми никогда не чувствовала себя достойной чьей-то любви, даже своей собственной. Мышам не нужна любовь, такой мышке как Нэзуми не нужно даже размножаться. Лишь бежать по переулкам своей судьбы, чувствовать боль, падать и подниматься снова, умирать, все ну или почти все – по желанию – забывать и снова бежать. И так – целую вечность. Перед ней возникло лицо Сентр, вот сейчас еще миг и она забудет его навсегда, как другие, обычные нормальные люди которые умирают и забывают все-все-все…

Чтобы родиться вновь не помня ничего и заново найти что-то и вновь потерять навсегда.

Нэзуми открыла глаза.

И снова закрыла, зажмурила изо всех сил чтобы забыть о Сентр, но что-то останавливало её. Нэзуми даже разозлилась. Впрочем она может и не забывать о Сентр, через какое-то время посмотреть что с ней стало, прийти на её похороны если в этом сумасбродном переполненном такими как она существами мире чрез пару десятков лет еще будут кого-то как-то хоронить. Постядерные похороны? Ну и ладно… Нэзуми никогда не была ни на чьих похоронах, даже своих собственных, ни разу.

Сентр вряд ли переживет третью мировую. Пусть даже значительно ослабленную, но её последствия скажутся на ней. Сентр не нужна Нэзуми, ей нравились сладкие губки прежней Нэзуми и она хотела их поцеловать по очереди. И первые и вторые. Вот все что ей нужно было от Нэзуми, Нэзуми ведь не хочет больше чувствовать то неудобное чувство общения со знакомыми людьми в новом теле?

Нэзуми не знала что и думать. Пусть она убедит Сентр в том что она это она, но не получится и снова так что чувство ушло, а Сентр мучительно будет пытаться полюбить заново другую девочку с практически другим характером из чувства долга пред умершей вместе с той «любовью»? Они не смогут быть вместе, рано или поздно Сентр поймет что перед ней другая Нэзуми, что в ней не осталось ничего от Нэзуми прежней, какой смысл начинать притворяться прежней ради одного единственного существа, которое потом разочаруется в твоих стараниях быть как раньше и скажет «ты – не она, ты мне солгала, а может у меня поехала от любви и потери любимой крыша». Они даже в обычных людях спустя десяток лет разочаровываются, а что от такой как она может ждать Сентр? Постоянства? В чем? Ведь Нэзуми теперь видит и чувствует мир иначе, она привыкла иначе говорить, у неё другой акцент, другая дикция, другие привычки и она смотрит на мир через новые очки другой души, того что осталось в этом теле от другой девочки, это её память, которая для Нэзуми в ней всего лишь чужая неинтересная книга, даже впусти она в себя все прежние воспоминания до конца они сольются с воспоминаниями этого ребенка и получатся третьи воспоминания, совсем другое отношение ко всему что она знала и все будет для Сентр «не так» в этой бесконечно новой и чужой Незуми, так всегда бывает, люди любят постоянство а для таких как она – постоянство ад из которого не сбежишь и через смерть. Сентр перебьется в своей любви, Нэзуми тоже – в своем одиночестве. Наверное нужно просто уйти.

Нэзуми закрыла глаза ладошками и вздохнула, готовясь к убийству той особенной, живущей только в душе у Нэзуми версии девочки по имени Сентр, убийстве о котором настоящая Сентр никогда и ничего не узнает.

***

Нэзуми забила в поисковик гугла свою фотографию, одну из тех которые делать она так не любила но которые зачастую делались без её ведома. Нэзуми искала похожих на неё девочек. Успешно. В мире столько двойников. Далее – на фейсбук и адрес где она живет.

Нэзуми улыбнулась. Грустно, сегодня она снова лишит подростка будущего. А смысл? Та для кого все это затеяно все равно не узнает… а если даже узнает – рано или поздно поймет что Нэзуми теперь другая, что она больше не она и все закончится хуже некуда. Пробовала ведь уже. Сентр ничем не лучше остальных, она любила ту в которой Нэзуми жила но совсем не Нэзуми.

Но она все равно нашла ту девочку.

-Привет. – Сказала она встретив девочку по пути из школы… куда-то в противоположное направление от дома. Ей лень было выдумывать другое начало знакомства. – Я прибыла из будущего чтобы изменить своё прошлое. Мне нужны: твоя куртка, твои джинсы, твои ботинки и твой мотоцикл, но самое главное – мне нужно твое тело, обычно я говорю «на пару другую лет погонять а там верну», но в этом случае всё может сложиться иначе и ты всерьез заснешь сейчас навечно.

-Очень смешно. – Ответили ей, но шокер на всякий случай достали.

-Да не смешно это но и не грустно, ты как – драться хоть немного умеешь? Давай так, если побеждаю я – беру тебя как приз, ты – я исполню твое самое отмороженное желание и свалю к чертям из этого мира забыв о Сентр.

-Какой Сентр? Если ты из-за того парня – то иди в жопу.

-Да в жопу я имела всех парней на Земле включая тебя в следующей жизни. – Прочитала Сокровенное в её голове Нэзуми-тян. Как можно добрее улыбаясь подмигнула ей. – Идет?

-Нихрена не идет, ты ебнутая на голову убогая и больная юрийшица!! Помогите!!! – Заорала вполне себе здоровая яойщица и попыталась ударить Нэзуми шокером в обнаженный упругий живот.

***

На похоронах Незуми-тян было много народу. Многие откровенно плакали, несмотря на то что при жизни большинство этих «людей» и знать не хотело родную для них девочку по имени Мая. Сибуя тоже там побывала. Она как всегда озорно смеялась и чуть было не подпортила всем горе попытавшись под громкую J-Rock музыку со своего айфона вскрыть гроб с Маечкой и станцевать с её телом. Ей помешали, вызвали полицию, через полчаса вопли и кудахтанье родни стихло но ущерб церемонии был нанесен – чуть больший нежели разошедшийся вдруг проливной дождь при лишь наполовину закрытом облаками небе. Зонтов ни у кого не оказалось, но дорогой деревянный гроб от воды кое-как защитили.

-Гроб ценнее содержимого. – Усмехнулся кто-то из дальних родственников помоложе но на него гневно зашикали.

Родственники присутствовавшие тут по большему счету не видели покойницу как минимум пару лет, по рукам ходили её последние школьные фотографии, из разговоров следовало что девочка все равно росла хулиганкой и к окончанию старшей школы непременно загремела бы в тюрьму подпортив всем им имидж а себе карму, так что такой исход не так уж плох. Тем более что умерла она в огне во время студенческого коллапса и хаоса, пытаясь спасти одноклассниц а значит вместо подпорченного имиджа семьи его кое-как улучшила и за то спасибо. Незуми, которую родители знали как Ватанабе Маю – хоронили в закрытом гробу, последними кто видел что с ней стало после пожара – это Сентер и её самые близкие подруги, естественно сюда не явившиеся.

А Сентер пряталась и плакала, сходила с ума одновременно стараясь не попадаться на глаза предкам Май, ведь они наверняка во всем винили её. Раньше бы Сентер выдержала их взгляд и упреки, с презрением и абсолютным холодным спокойствием, но сейчас что-то подломилось внутри неё и она отчетливо понимала что больше не в силах бороться со всем этим холодным и безжалостным, гротескно самовлюбленным миром взрослых одна. Без Незуми Сентер не могла спокойно посмотреть им в глаза выслушать все и остаться самой собой, не поддавшись на очередную провокацию, сейчас она бы полезла на них с ножом и загремела бы в тюрьму весьма возможно – на пожизненное. Сентер ощущала как ей становится безразличен такой исход и пряталась, инстинктивно спасаясь от социума в лице родителей Маю, социума что готов был добить своего врага поймав в тот самый момент когда враг этот слаб и обречен на поражение. Сентер пряталась за спинами не знавших её людей и плакала. Она постоянно вспоминала ту улыбку, странную, на которую многие обижались, странно светлую, неприлично светлую улыбку Незуми, беззвучно рыдала и не могла остановиться. Что-то оборвалось, девушке казалось – Незуми не могла уйти так просто, сдаться, ведь эта улыбка в самый страшный момент, такая внезапная, говорила – не сдавайся. Предательская. Сентер помнила как в тот раз нашла в себе силы признаться Незуми им что получила в ответ? «Я тебя люблю…», сказала она, «а я тебя нет», ответила ей Незуми и снова ударила в живот. Сентер снова и снова пыталась достучаться до неё, убедить в том что она друг, но Незуми верила что вокруг нее одни враги, что у неё не может быть друзей. До самого своего конца Незуми свято верила что на самом деле она никому не нужна, смирилась с этим и научилась с этим как-то жить, оставаясь непримиримой ко всему остальному и свободной во всем кроме своего абсолютного одиночества. Она правда предала Сентер, но что это значило тогда? Ничего, и Сентер пыталась ей это растолковать.

Наверное Незуми её тогда неправильно поняла. Признаваться в любви девушке когда ты с ней наедине глупая затея, если ты не лесбиянка конечно – но как еще сказать эти слова? Сентер не знала, когда она думала о Незуми то слово «люблю» было прежде всех остальных. «Мы друзья», говорила она самой себе в душе но вслух не могла в этом признаться, словно и сама не верила в дружбу, лишь в извращенную любовь – но Незуми не верила и в неё. «Я предам тебя снова…» улыбаясь так же как всегда, со странной жизнерадостной добротой и беззвучной тайной сказала тогда Незуми. И оказалась права. «Не сдавайся», говорила её загадочная улыбка, «этот мир не так уж и плох». «Ненавижу», говорила она вслух без капли ненависти в интонации, смотря с теплотой, «я ненавижу тебя, Сента»…

И улыбалась так словно знала какую-то особенную тайну, которая делала её сильнее всего этого гротескного на пародию похожего мира взрослых сразу, всего мира брошенных детей, всего-всего в этих двух взаимосвязанных мирах. Маленькая мышка по имени Незуми смотрела из-под своего капюшон и улыбалась, в самый тяжелый момент, когда их окружили старшеклассницы – она улыбнулась так словно страха или последствий, смерти, чего-то еще быть не может в её жизни.

-Предательница, — прошептала самой себе под нос Сента и снова слезы не смогла удержать, она не знала как будет теперь жить, для чего снова сражаться, куда снова бежать?

Тот сон, в котором девушка похожая со спины на Незуми куда-то ведет её. И каждый раз восторга охватывает Сентер за мгновение до пробуждения. Вот сейчас она обернется… Рука, Сентер помнит ощущение теплой руки, которая сжимает её руку и тянет за собой, вперед, навстречу чему-то интересному. Зачастую на странной девушке красивое платье, почти подвенечное, старинное, прекрасное, все в живых цветах – в другой она одета во что-то попроще, она ведет за собой и хочет что-то показать, но сама Сента каждый раз как-то безвольно за ней тащится, оттягивая обратно руку словно мешая, не интересуясь тем что впереди, пытаясь разобраться в чувствах которые в ней возникают именно от этого прикосновения, пытаясь что-то сказать и не находя заветных снов. Временами Сентер кажется что она в том сне – мальчик, подросток, лет двенадцати, а девушка на три или четыре года старше и на голову выше, близкая и родная словно сестра. Разные эпохи, каждый раз чуждой незнакомый город, она чувствует так ярко этот сон, а потом просыпается с чувством дикого невероятного восторга. И плачет оттого что снова проснулась прежде чем та, которая вела Сентер за собой успела обернуться. Наверное у неё была бы улыбка Незуми.

«Ехидная?»

Расслышав это слово – Сентер вся сжалась от отвращения ко всем этим ноющим, стонущим и плачущим вокруг родственникам Маю. Неужели все эти люди пришедшие сейчас на похоронах и правда думают что у неё была ехидная улыбка, что она на них была зла? Их не было в её внутреннем мире, она смотрела с чувством превосходства сквозь них, но ведь эта улыбка не была ехидной!

Она злила, она всех злила – но значит ли это что она была сама по себе зла? Или люди видели в ней отражение себя, своего зла как в зеркале, их бесило то что кто-то столь молодой и чистый внутри как Незуми не принимает их порочные правила игры, которые называют то обычаи, то уважение и учтивость, то как-то еще…

Незуми никогда не уважала их жизненный опыт и всем казалось что она втайне насмехается над ними. Всем?

Сента захотела себя прибить. Почему когда Незуми была жива, Сента удумала обвинить её в том что улыбка эта зла? Она и вправду поначалу коробила, злила, но ведь других, не Сентер, Сентер очень быстро к ней привыкла как к части Незуми и полюбила именно эту её особенную улыбку, которую не разу про себя не назвала ухмылкой потому что видела всю её иную, обратную сторону грусти. Про себя – нет, а вслух сказала. И не оправдается пред Незуми уже никогда. Сента никогда в жизни ни перед кем не оправдывалась, это её правило, одно из её правил жизни, а теперь её тошнило от самой себя и всех этих глупых выдуманных в противовес людским – собственных правил жизни. Сейчас хотелось ту себя задушить. Сентер извлекла нож-бабочку из кармана и лезвие свернул она солнце, облака снова разошлись и дождь прекратился молниеносно, в лужах отражались приветливые диски, миру было начхать на то что Незуми не стало, сколько было до неё, сколько еще родится в этих жерновах снова. Сентер смотрела на лезвие, оно было таким ярким что обжигало измученные за две бессонные ночи глаза. Хотелось успокоиться навсегда, чтобы не думать никогда-никогда и больше не слышать всего того что говорят вокруг про мертвую Незуми люди. Чтобы дать глазам отдохнуть и самой себе собраться с мыслями Сентер посмотрела на холм вдалеке и увидела девушку невысокого роста в серой куртке с капюшоном, отсюда она так была похожа на Незуми. И она разглядывала их, наблюдала за похоронами. Сентер не знала что заставило её вдруг подняться и сначала медленно, потом все быстрее и быстрее идти, а в конце и вовсе перейти на бег. Девочка не двигалась, она просто смотрела, а Сента неслась вперед боясь что наваждение исчезнет, что увидит чье-то чужое лицо, что она просто сходит с ума.

Лицо было чужое, но улыбка и взгляд…

-Ты же умерла… – плача прошептала безумная Сентер смотря на так похожую на Незуми девочку, лишь на пару лет моложе, среднеклассница. Девочка молча смотрела на Сентер и улыбалась, внутри у Сенты все оборвалось. Это ведь просто совпадение, она сходит с ума – это ведь не она?!

Незуми снова улыбнулась, привычно так, словно и не умирала. Темно-карие глаза всё так же блестели какой-то скрытой тайной.

-Знаю что для всех умерла, причем уже давно, но это такая мелочь… – еле слышно прошептала девочка одетая и улыбающаяся как Незуми, голос был похож, другой но очень похож или просто Сентер сходит с ума и ей просто необходимо чтобы он был похож, может быть она поранилась о нож и не заметила как умерла? – Я тебя ждала. – Незуми посмотрела прямо в глаза Сентер, она улыбнулась еще теплее, как всегда слегка вымученно, словно осознавая что улыбаться сейчас нельзя но так хочется, словно бы насмехаясь и одновременно грустя. Сентер схватила её за плечи.

-Незуми, это ты?!

Она хотела верить, она все бы отдала чтобы поверить, чтобы не оглянуться ища снимающих их сейчас одноклассниц, чтобы…

Это было глупо, она сделала шаг к своему безумию и стала верить.

-Ты серьезно сдала за эти дни. – Констатировала новая Незуми настолько похожая на предыдущую, словно бы её младшая сестра, словно бы сама Незуми вернулась на несколько лет в прошлое решив пожить еще немного в это безразличном ей мире. – Ненавижу когда бабы ревут. Я вернулась за тобой, с тобой так трудно, но без тебя никуда. На…

И протянула ей серенький платок.

-Помашем им там что ли на прощание…

Заплаканная Сентер стояла и смотрела как меланхоличная как всегда Незуми машет лапкой тем, кто под холмом хоронил её и плакал о ней.

«Ненавижу когда бабы ревут…», подумала автоматически Сентер и захлебываясь сумасшествием и счастьем схватилась за волосы. Она и вправду сдала. Одной рукой она едва заметно, не сильно сжимая придерживала Незуми за её курточку боясь что та, если на неё не смотреть исчезнет как приведение и оставит тут Сенту одну, в этом адском и таком пустом без Незуми мире.

Лучше уж остаться в мире призраков и духов но с Незуми чем в настоящем мире без неё.

-Я больше тебя никогда не отпущу. Никуда одну, куда ты туда и я.

-Знаю. – Ответила ей Незуми. – Я видела что с тобой будет если оставить тебя одну… вот и вернулась за тобой. Вытри слезы уже и идём куда-нибудь, где интереснее чем тут.

-Я не буду плакать, больше, никогда, ради тебя, хорошо? – посмотрела на её драгоценное лицо под капюшоном Сентер и снова обманув себя увидела ту самую Незуми.

«Что ты вообще такое…» хотела спросить она но глотала слезы и не смела, ей было все равно что, ведь она любила и могла до неё дотронуться, прямо сейчас и снова услышать её голос, увидеть её улыбку, словно ничего не случилось.

Незуми взяла платок из цепкой лапки Сентер и принялась сама вытирать её слезы.

***

Реклама

Написать Май и Саюри

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s